www.mcx.ru / Пресс-служба/ Публикации

Риски аграрного производства: хватит надеяться на «авось»  |  ИА «Светич»

Более половины аграрного бизнеса России находится в условиях рискованного земледелия. Аграрное производство и в наше время остается цехом под открытым небом, и специфика его неизменна: при всех технических и технологических совершенствованиях все же результат зависит от погодных условий, а поэтому каждый год с уверенностью нельзя сказать, окупятся ли вложенные средства. Именно поэтому, казалось бы, логично и очевидно, что столь высокие риски необходимо страховать – повсеместно и обязательно, а не надеяться на русский «авось» или что государство «подаст погорельцам». Но здесь все не просто.

Об актуальных проблемах и изменениях в законодательстве российского агрострахования в эксклюзивном интервью мы беседуем с Президентом Национального Союза Агростраховщиков (НСА) Корнеем Биждовым.

— Корней Даткович, в каком состоянии сейчас находится рынок агрострахования? По последним данным, озвученным НСА, в целом рынок страхования сельхозрисков в первом полугодии сократился на 38% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. С чем это связано?

— Динамика рынка агрострахования определяется тем, что происходит в секторе страхования с господдержкой, так как несубсидируемое страхование составляет только небольшую часть – менее 20% от премии. На протяжении трех лет рынок страхования с господдержкой заметно рос. Для сравнения: в первом полугодии 2014 году прирост премии по агрострахованию с господдержкой к аналогичному периоду предыдущего года составил 51%, в целом за 2014 рынок увеличился на 21%. Что произошло в текущем году? Конечно, нельзя сбрасывать со счетов экономические процессы – сложности с доступом к кредитным средствам перед началом посевной, которые испытала аграрная отрасль, на фоне существенного роста цен на удобрения, средства химзащиты, топлива и т. д., общеизвестны. Но в первую очередь, на состояние агрострахования повлияло изменение законодательства. Как известно, базовый закон об агростраховании №260-ФЗ претерпел ряд корректировок, которые были приняты в конце 2014 г. и вступили в силу в январе 2015 г. Изменения потребовали соответствующей адаптации подзаконных нормативных актов. В частности, Минсельхозу РФ пришлось переписать План сельхозстрахования на 2015 г., которым установлены ставки субсидирования страховой премии по видам сельхозкультур для всех субъектов РФ. Этот базовый документ в итоге прошел регистрацию в Минюсте и вышел только 22 июня, когда весенняя посевная кампания была уже завершена. Напомню, по закону урожай можно застраховать на условиях господдержки только в течение 15 дней после завершения сева. Таким образом, аграрии были поставлены в ситуацию, когда они в принципе могли заключить договор страхования урожая, но не могли спланировать, какие именно расходы они понесут в итоге – какую часть им компенсирует бюджет. В итоге произошло резкое сокращение количества застрахованных хозяйств.

Второй важный фактор также косвенно связан с нововведениями в законодательстве. С 2016 года в России существенно изменяются статус и уровень ответственности общероссийского объединения агростраховщиков. В связи с этим Центральный Банк, который осуществляет регулирование и надзор за страховым рынком, существенно усилил внимание к состоянию активов страховщиков, занимающихся агрострахованием с господдержкой. В результате 9 страховых компаний подверглись санкциям надзора и прекратили деятельность. Это привело к тому, что в ряде регионов рынок временно «опустел» – тем более что и страховые компании в настоящее время придерживаются очень осторожного подхода к расширению операций по страхованию сельхозрисков, так как в целом это направление оказалось для ряда страховщиков в прошедшем пятилетии убыточным.

— Чем были вызваны изменения в законодательстве, какие перемены происходят в системе агрострахования?

— Фактически система переходит от стартового периода к развитию, для чего требуется выход на иной качественный уровень. Происходит переход на более централизованный уровень ее организации, с повышением ответственности страховщиков и усилением внимания государства. С 2016 года объединение агростраховщиков будет единым, при этом существенно усиливается надзор государственных органов за его деятельностью. По сути, речь идет о том, что система агрострахования становится предметом серьезного внимания Минсельхоза, Центрального Банка, Минфина РФ, с которыми будут согласовываться правила страхования и другие нормативы. Особое внимание при этом будет уделяться надзору за состоянием Фонда компенсационных выплат страхового объединения.

— Почему такое значение придается фонду компенсационных выплат, кто имеет право на их получение?

Право на компенсационную выплату из фонда объединения агростраховщиков имеет каждый аграрий, у которого наступил страховой случай, но выписавшая полис страховая компания не смогла осуществить выплату по причине банкротства. В этом случае он должен обратиться с заявлением о компенсационной выплате в объединение агростраховщиков, членом которого на момент заключения договора была страховая компания, представившая все документы, которые требуются при заявлении о страховом случае.

Такая система гарантий введена с 2012 года только для договоров страхования урожая и животных, заключенных на условиях господдержки. Формируется фонд компенсационных выплат за счет взносов агростраховщиков, которые обязаны отчислять на эти цели не менее 5% страховой премии по договорам с господдержкой. Фонд компвыплат – важнейший элемент системы, защищающий интересы как аграриев, так и государства, поэтому к профессиональному объединению агростраховщиков сегодня предъявляются повышенные требования.

— Есть ли у НСА опыт осуществления компенсационных выплат?

— Да, соответствующее подразделение НСА сейчас достаточно плотно загружено рассмотрением поступающих заявлений. Первые компенсационные выплаты были совершены НСА в 2014 году в Волгоградской области по договорам страхования 2012 года, заключенным страховщиком ОСАО «Россия» – напомню, по закону с 2012 по 2013 годы происходило наполнение фондов, а с 2014 года для аграриев была открыта возможность предъявлять требования о компвыплатах. Сейчас с рынка ушли еще несколько компаний, и началась новая волна. Так, в минувшем августе НСА была совершена компвыплата в Нижегородской области на сумму 2,5 млн. руб. – предприятие ОАО «ПОЯ» потеряло 48% посевов ржи из-за переувлажнения, пока шло разбирательство со страховщиком, он оказался банкротом из-за проблем в других сегментах бизнеса. Специалисты НСА рассмотрели документы, из которых следовало, что убыток, безусловно, был нанесен опасным природным явлением, внесенным в список страховых рисков, и что предприятие добросовестно выполняло условия страхового договора – как только состояние посевов ухудшилось, оно сразу же известило страховщика. В НСА действует принцип – оказывать максимальное содействие добросовестным страхователям (то есть, клиентам страховых компаний) по агрострахованию.

К сожалению, НСА сейчас неоднократно сталкивается со случаями, когда в основе заявления о компвыплате лежит очевидное намерение неоправданно получить денежные средства. Например, если сельхозпроизводитель вдруг «вспомнил» о том, что понес потери, спустя два года после уборки урожая, хотя до этого в принципе не контактировал со своей со страховой компанией, то это явный признак мошеннических намерений – возможно, еще при заключении полиса, ведь не секрет, что в некоторых регионах аграрии участвовали в схемах по освоению субсидий под видом страховых договоров, которые на самом деле не предоставляли реальной страховой защиты. Эти схемы сейчас являются предметом расследования правоохранительных органов как на региональном, так и на федеральном уровне. Однако следует помнить, что страховое мошенничество – такое же противоправное деяние, как и иные виды мошенничества. И если до сих пор в правоприменительной практике в области борьбы со схемами в области страхования аграриям давались определенные поблажки в связи с тем, что они могли быть введены в заблуждение другими организаторами мошеннических схем, то постепенно ответственность аграриев будет повышаться, так как невозможно все время ссылаться на недостаточную финансовую и правовую грамотность – особенно когда аграрии начинают прибегать к услугам профессиональных юристов.

— Давайте вернемся к добросовестным аграриям. Все-таки нельзя не признать, что спрос на агрострахование сейчас не такой большой, как мог бы быть. Почему многие аграрии не хотят страховаться?

— На самом деле, страхование – не та услуга, о которой люди думают в первую очередь. Это явление характерно не только для аграриев – увы, мы наблюдаем в новостях пожары в торговых центрах, когда люди гибнут из-за того, что в отчаянии бросались спасать свой товар, закупленный в кредит. Когда пресса начинает обсуждение того, почему нельзя было застраховать магазин от пожара, слышим вечное «страховщики обманут». То есть, получается, что лучше рисковать жизнью, чем предпринять усилия по выбору страховщика и условий страхования и, при необходимости, по разбирательству со страховщиком. В случае с сельхозпроизводством аграрии, целенаправленно игнорирующие управление рисками, точно так же рискуют существованием своего предприятия – только его гибель будет растянута на несколько лет, что мы и наблюдаем время от времени. При этом немаловажным фактором является надежда на государство, на помощь при ЧС, которая оказывается из бюджета. Но на объемы этой помощи оказывает влияние множество факторов – в первую очередь состояние экономики и бюджета. Размер компенсаций рассчитывается, исходя из прямых издержек, они не покрывают убыток от недобора урожая, в то время как страхование это покрывает, позволяя сельхозпредприятию рассчитываться по кредитам. Кроме того, практика агрострахования с 2012 г. показала, что крайне нередки случаи, когда сельхозпредприятие переживает индивидуальную катастрофу, в то время как ЧС в регионе не объявлен, – например, из-за града, но и по другим причинам. В любом случае, чрезвычайная помощь из бюджета не является показателем, который можно заранее предсказать, начиная сев. В отличие от нее, право на страховое возмещение в указанном в договоре объеме гарантировано заранее, и это позволяет сельхозпредприятию заниматься финансовым планированием, принимая в расчет и сценарии неблагоприятных погодных условий. В мировой практике именно фактор страхования позволяет снижать ставки по кредитам для аграрных предприятий, делая их финансовое состояние более стабильным и комфортным.

— Что бы Вы посоветовали аграриям, обдумывающим решение об агростраховании с господдержкой?

— Во-первых, начинать планирование страхования с расчета собственных рисков и планирования сценариев. Например, если речь идет о страховании посевов, то нужно иметь в виду, что страхованием покрывается 25-процентное отклонение от запланированного урожая, который рассчитывается, исходя из средней урожайности за 5 лет (на данном предприятии, но если таких сведений нет, берется статистика по району). То есть, если ущерб будет меньше 25% от плана, выплаты не будет, а если он будет равен 30%, то страховщик возместит убыток. Значит, при планировании страховой защиты посевов сельхозкультуры от рисков нужно подсчитать, как колебалась урожайность в прошлые годы на конкретном предприятии, какой уровень будет средним. Кстати, если у предприятия имеется многолетняя статистика по сельхозкультуре, свидетельствующая о пониженном уровне потерь от природных бедствий, это основание просить у страховщика понизить тариф на страхование.

Далее нужно оценить, какое страховое покрытие более подходит конкретному предприятию – полное или частичное, с франшизой. Словом «франшиза» обозначается часть риска, которую аграрий оставляет на своем удержании, то есть, она вычитается из суммы страхового возмещения. Использование франшизы снижает стоимость полиса, поскольку сужается страховое покрытие. Максимально разрешенная по закону с господдержкой франшиза равна 30% (она перекрывает порог в 25%), минимальная – 5%. Страхование с высокой франшизой – это страхование от очень крупных катастрофических потерь, приближающихся к полной гибели. Оно имеет смысл, если предприятие рассчитывает во многом на свои силы в случае потерь в размере 30-40% от урожая, однако хотело бы обеспечить стабильность доходов в случае крупномасштабного ЧС. Но к высоким франшизам не следует прибегать, если возврат кредитов хозяйством может зависеть от небольших колебаний урожайности. Ситуация каждого предприятия индивидуальна, и лучше еще на этапе заключения договора произвести расчет сценариев – какой уровень выплаты ожидается при разных уровнях потерь и разных франшизах. Тогда не будет неожиданностей при наступлении убытка.

Также еще на этапе заключения договора следует обратить внимание на те положения правил, которые определяют взаимодействие со страховщиком при определении страхового случая – например, какие действия нужно будет выполнить и какие документы потребуются, если наступят потери, чтобы их подтвердить. Если возникнут неясности, вопросы обязательно нужно задать представителю страховщика. На самом деле, готовность квалифицированно отвечать на подобные вопросы – один из главных признаков того, что с данной страховой компанией можно иметь дело. Кроме того, при выборе страховой компании нужно смотреть ее профиль – как давно она работает на рынке агрострахования, какие еще услуги предоставляет. Серьезные компании, как правило, не ориентируются исключительно на агрострахование с господдержкой, они ориентируются на клиентов в секторе АПК в целом, предлагая и другие услуги – страхование сельхозтехники, продукции на складе и т. д.

Очень важно смотреть на риски, которые покрываются и не покрываются страхованием с господдержкой. Например, при страховании урожая и животных с господдержкой в перечень рисков не входят действия персонала. Их можно застраховать отдельно – особенно это важно для сельхозживотных. На самом деле, большинство вопросов может быть снято заранее, еще на этапе заключения договора.

— В сентябре Минсельхоз России выпустил новый приказ, утверждающий скорректированную методику определения страховой стоимости и размера утраты застрахованного урожая и сельхозживотных, которую должны использовать страховщики и аграрии при заключении договоров страхования с господдержкой. Повлияет ли выход этого документа на практику осуществления страхования сельхозрисков?

— НСА приветствовал выход данного документа, так как потребность в нем назрела давно – методика, утвержденная приказом №133, должна была быть скорректирована, чтобы учесть изменения базового закона об агростраховании, принятые в декабре 2014 года. Теперь есть новый приказ, и возможность каких-то разночтений, связанных с отсутствием документа, снята. Однако он не несет революционных изменений – скорее, документ сделан более гибким в части установления порога гибели урожая на случай дальнейших изменений. Кроме того, остался непроясненным один вопрос, который часто порождает разногласия. В формуле расчета потерь не нашли отражения нестраховые убытки, которые, тем не менее, согласно действующему законодательству, страховщики не имеют права оплачивать. Однако эта тема требует тщательной дополнительной проработки.

— Страховщиков аграрии как раз часто упрекают в том, что они уменьшают страховое возмещение под разными предлогами. В каких случаях речь идет о нестраховых убытках?

— Никаких «предлогов», не упомянутых в правилах страхования, быть не должно. В то же время, следует учитывать, что далеко не всегда речь идет о «предлогах». Не только аграрии рассказывают разные истории о страховщиках, но и страховщики делятся не менее интересными историями из практики – например, о том, как экспертиза обнаруживает на части застрахованных полей отсутствие посевов по причине того, что там их просто не сеяли или сеяли через два ряда. На урожайность могут существенно влиять и ошибки в использовании средств химзащиты, в организации севооборота. Так что нестраховые убытки – убытки, причиненные не неконтролируемыми погодными явлениями, а человеческим фактором – это реальность, которую неизбежно приходится принимать во внимание. Очевидно, что страховая компания не может возмещать потери, происходящие из-за грубых нарушений агротехнологий.

НСА выступает за то, чтобы максимально прописать рамки критериев, разграничивающих страховые и нестраховые убытки, однако это достаточно непростая задача – которая, тем не менее, будет решена. В то же время, позиция НСА состоит в том, что при добросовестном поведении агрария (соблюдении агротехнологий, готовности поддерживать контакт со страховой компанией) и наличии реализовавшегося страхового риска вопросов о выплате возмещения быть не должно.

— Что делать аграрию, у которого возникли разногласия со страховщиком?

— Закон №260-ФЗ предусматривает возможность проведения независимой экспертизы, при этом привлекаются независимые эксперты, квалификация которых подтверждена аккредитацией Минсельхоза России. Кроме того, остается судебный путь – кстати, статистика НСА показала, что примерно в половине случаев арбитражные суды учитывают позицию страховщика, что говорит о том, что далеко не всегда позиция страховой компании сомнительна. НСА также уделяет большое внимание жалобам и обращениям аграриев, рассматривая их и принимая меры, если необходимо. Кроме того, в настоящее время при НСА создается специальная структура – Третейский суд, в который союз пригласил войти и представителей профессиональных объединений аграриев. Он сможет рассматривать, в том числе, и споры аграриев со страховыми компаниями-членами НСА.

Опубликовано: 30.09.2015
Источник: ИА «Светич»

Россия, 107139, Москва, Орликов переулок, 1/11. Тел.: +7 (495) 607-80-00, Факс: +7 (495) 607-83-62, E-mail: info@mcx.ru
© 2003-2021 Интернет-портал Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Все права защищены