www.mcx.ru / Главная / Пресс-служба / Публикации 09.04.2020
расширенный поиск
версия для печати


Cами ешьте своё сало!  |  «Новый компаньон»

Пермские сельхозпроизводители не стремятся к отмене продуктового эмбарго, однако признаются, что некоторые проекты из-за санкций пришлось приостановить.

В декабре главы правительств стран Евросоюза обсудят продление санкций против России. В то же время отдельные европейские политики на фоне ужесточения террористической обстановки стали чаще высказываться в пользу отмены санкций против России, не забывая упомянуть, что ответное продуктовое эмбарго РФ сильно бьёт по экономике тех стран, которые потеряли Россию как масштабный рынок сбыта.

Представители пермской пищевой промышленности перечисляют как негативные, так и позитивные последствия «санкционной войны». Они отмечают главный парадокс взаимных санкций. С одной стороны, у отечественного сельхозпроизводителя появился стимул к росту и модернизации, поскольку с рынка ушли сильные импортные конкуренты и появилась возможность занять их нишу. Но с другой стороны, из-за изменений курса валют и трудностей в получении кредитов расти и модернизироваться стало весьма проблематично.

Кому война, кому бонус

Пока санкции ЕС против России продлены до 31 января 2016 года. Контрсанкции России действуют до августа 2016 года. Однако отдельные европейские политики на фоне колебаний внешнеполитической обстановки то и дело высказываются о необходимости отмены европейских санкций и послабления ответного эмбарго на ввоз ряда импортных продуктов.

Так, информационный ресурс «МирТесен» со ссылкой на австрийскую газету Die Presse заявляет, что европейские министры сельского хозяйства планируют добиться ограничений на поставки в Россию свиных субпродуктов, в том числе сала. Издание отметило также, что Брюссель заинтересован в возобновлении поставок «хотя бы этих продуктов, поскольку для них трудно найти альтернативные рынки сбыта». Поскольку запрет на ввоз свиных субпродуктов был введён решением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору РФ, а не в рамках продовольственного эмбарго, ставшего ответом на санкции Запада в отношении России, Евросоюз рассчитывает, что ограничение может быть отменено.

Напомним, в июле 2015 года французские фермеры перекрыли дороги, требуя от правительства договориться с Россией об отмене продовольственных санкций. На днях оппозиционный французский политик высказался в том же ключе, заявив, что бремя российских ответных санкций для французской экономики слишком тяжело.

Между тем российские представители пищевой промышленности и фермеры отнюдь не жаждут отмены продуктового эмбарго, а предложение вернуть потоки импортных субпродуктов в Россию было встречено ироничными интернет-откликами россиян: «Ешьте сами своё сало. Санкции — так санкции».

«Кто-то успел встать на ноги»

Пермские производители пищевых продуктов заявляют, что для них эмбарго на ввоз импортных продуктов — дополнительный бонус. Впрочем, если он будет потерян, катастрофы тоже не произойдёт.

Так, исполнительный директор ОАО «Мясокомбинат «Кунгурский» Олег Шипиловских признаёт, что продуктовое эмбарго позволило российским производителям «подрасти». «Появился шанс строиться, развиваться, появился стимул, стали модернизироваться», — говорит эксперт.

Однако Шипиловских считает, что и отмена санкций существенного урона не нанесёт.

Олег Шипиловских, исполнительный директор ОАО «Мясокомбинат «Кунгурский»:

— Я читал высказывания, что Европа хочет продлить санкции, а отмена наших российских санкций без отмены европейских невозможна. В любом случае, если ограничения вдруг отменят, не думаю, что будет сильный урон. Всё-таки предприятия, в частности производители свинины, за это время подросли, многие построились. Кто-то уже успел встать на ноги.

Активное развитие сельхозпредприятий началось, по словам эксперта, ещё два года назад. «По-настоящему провальным был момент в 2012 году, когда мы вступили в ВТО. Тогда закрылось до 150 свинокомплексов по всей России.

У оставшихся появился шанс. Развивались постепенно, в течение двух-трёх лет. Не думаю, что за год можно построить свинокомплекс. Санкции стали лишь толчком», — оговаривается Шипиловских. Сейчас, по его словам, кунгурский мясокомбинат на 100% обеспечивает себя свининой собственного производства, говядину и курицу закупает. «Если санкции будут продлены, будет только лучше», — полагает топ-менеджер.

В то же время, по наблюдениям Шипиловских, конкуренцию между импортной и российской продукцией заменила внутренняя конкуренция среди российских производителей, что, по его мнению, будет только на руку потребителям. «Покупатель будет выбирать и голосовать рублём за более выгодный продукт. Да, мы потеряли испанский хамон, но те, кто его покупал раньше, могут и сегодня его покупать за границей», — оптимистично заявляет эксперт.

«Курс рубля давит»

Николай Рошак, директор ОАО «Птицефабрика «Пермская», признаётся, что часть программ модернизации предприятия пришлось притормозить из-за невозможности приобрести оборудование по возросшей цене.

«Конечно, курс рубля на нас давит, некоторые программы модернизации надо закрывать. Вот в 2015 году я должен был в декабре оформить заказ на модернизацию «Редуктора-2», купить оборудование. Пришлось «тормознуть». При этом я не могу уменьшить производство мяса, ведь мы работаем на всю Россию. Оттого что мы сворачиваем программы модернизации, страдаем и мы, и они. Но они — поставщики оборудования — страдают больше», — говорит Рошак.

По словам директора птицефабрики, связи с поставщиками специализированного оборудования — Big Dutchman, Hartmann, предприятие не теряет, рассчитывая продолжать сотрудничество, когда нормализуется политическая обстановка.

Среди минусов санкционной войны Рошак называет удорожание племенных пород, которые необходимо закупать за рубежом. «Мы продолжаем закупать английские племенные породы, но уже по другой цене. Не обойтись и без закупки импортных витаминов производства Франции, Германии, а они подорожали в три раза. Китайские закупать не решаемся, боимся, что скажется на качестве продукта», — рассказывает эксперт.

«Есть в санкциях и положительные стороны — например, ответные санкции, но мы переплелись в такую сложную систему с зарубежными производителями, что без трудностей не обойтись. К примеру, по племенному стаду очень сильно от них зависим», — говорит Рошак.

Несмотря на то что птицефабрика ежегодно увеличивает объёмы производства, до тех объёмов, которых планируется достичь, пока дотянуться не получается, поскольку для увеличения объёмов производства необходимо интенсивно строиться.

Николай Рошак, директор ОАО «Птицефабрика «Пермская»:

— Планировали достигнуть к 2016—2018 году производительности в 52 тыс. т в год. По итогам 2015 года выйдем на 35 тыс. т. Приближаемся к уровню 2014 года, когда было 44 тыс. т мясопродукции в год. Не получается провести масштабную модернизацию — пытаемся находить другие пути, строим откормочные корпуса...

В то же время, по мнению Николая Рошака, однозначно выиграли от этой ситуации русские потребители, поскольку теперь усилен контроль за качеством мясопродуктов. «Раньше ведь, знаете, завозили к нам то, что самим негоже. Вспомните колбасы копчёные, которые везли в постсоветский период, — никаких стандартов качества не было».

При этом эксперт не считает, что цены на мясную продукцию возрастут. «Изменятся ли цены, зависит от покупательной способности населения. Если она снизится, не будут расти и цены. А вот мы, производители, потеряли прибыль».

Трава от «Усадьбы» и муксун от Ланге

Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Пермского края Виктор Радыгин заявляет, что продовольственное эмбарго — это определённый бонус, но и относиться к этому надо только как к «бонусу»: сегодня есть, завтра нет. «Сколько эти меры продолжатся — это не наш вопрос. Мы тоже можем просить у Евросоюза: «А нельзя ли нашим банкам всё же «польготнее» сделать условия?» Наши санкции — это ответ».

По словам Радыгина, пермские предприниматели «точечно» воспользовались возможностями импортозамещения. Так, предприниматель Наталья Шатова заняла нишу «мягких сыров» — производит брынзу, адыгейский сыр. «Пармезана пока нет, но, глядишь, кто-нибудь и на пармезан перейдёт», — говорит Радыгин.

Как пример точечного импортозамещения, ставшего возможным после введения продовольственных станций, Радыгин приводит хозяйство Юрия Ланге. «Он в Чайковском районе купил рыбоводный комплекс. Завез 50 тыс. мальков муксуна, нельмы. Будет выращивать. В следующем году обещал, что муксун будет. Раньше, когда была открыта дорога норвежским рыбопродуктам, никому и в голову не пришло бы заниматься рыбоводством в таких масштабах. Я вот тут на рынок зашёл, вижу жёлтый ценник — муксун со скидкой стоит 980 руб. за килограмм. Думаю, они не прогадают».

Галина Толстова, директор агрофирмы «Усадьба», планирует выращивать в Перми топинамбур, а в связи с ограничением ввоза некоторых продуктов растениеводства из Европы, её компания стала выращивать пряные травы — тоже акт импортозамещения.

Впрочем, есть узкие сельскохозяйственные ниши, которые никак не отреагировали на продовольственные санкции. Их представители отмечают одно — стало труднее получить кредиты, сложнее стало платить за электроэнергию.

Александр Кибанов, глава кресть-янско-фермерского хозяйства «Пермский кролик»:

— Число покупателей кроликов растёт неизменно год от года — независимо от каких-то других позиций. Год же был трудный. Кредиты не дают. Пятый месяц пытаемся получить кредит в Сбербанке на строительство убойного цеха, а строить его необходимо согласно требованиям законодательства. Мы получили грант, но к гранту нужно получить 40% своих средств. Конечно, иногда хочется опустить руки, но я понимаю, что у меня четверо детей, хочется что-то оставить для них.

Переходим на самообеспечение

На фоне ограничений на ввоз продуктов у российских регионов возросла необходимость обеспечивать собственную продовольственную безопасность. По словам заместителя министра, рост показателей по разным направлениям сельскохозяйственного производства составил в минувшем году 3—5%. «Это касается всех направлений, за исключением растениеводства. Здесь был супертяжёлый год».

На данный момент Пермский край не обеспечивает себя на 100% мясопродуктами и молоком. Однако показатели растут, отмечает Радыгин.

Виктор Радыгин, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Пермского края:

— Самообеспеченность мясной продукцией у нас порядка 54%, поскольку у нас в крае не было мясного скотоводства. 45 тыс. т мяса птицы производит птицефабрика «Пермская». По мясу птицы мы себя «закрыли», и это стало основной частью в снабжении региона мясом.

Порядка 22 тыс. т свинины производит свинокомплекс «Майский», остальное — мясо крупного рогатого скота. Предстоит рывок в производстве баранины — один из жителей Пермского края намерен внедрить на своём производстве лучшие технологии мира по разведению баранины. Ещё несколько лет — и мясом мы будем обеспечены лучше.

С молоком пока помогают друзья из соседних регионов. Производство его в Пермском крае увеличивается на 5% ежегодно.

Дата публикации: 26.11.2015 00:56:00
Дата последнего изменения: 26.11.2015 01:00:58

Источник: Новый компаньон


  
План деятельности Минсельхоза России на 2016 - 2021 годы Государственная программа на 2013-2020 годы Госпрограмма развития рыбохозяйственного комплекса
 
Президент России Федеральное собрание Российской Федерации Правительство Российской Федерации Верховный суд Российской Федерации
Федеральный портал государственной службы и управленческих кадров Информация о государственных (муниципальных) учреждениях Росагропромсоюз Объединенная зерновая компания
Профсоюз работников АПК России Совет ветеранов Минсельхоза России Агро-ТВ Росагролизинг
Россия, 107139
Москва, Орликов переулок, 1/11
Справочная служба
тел. +7 (495) 607-80-00
факс. +7 (495) 607-83-62
email: info@mcx.ru
Интернет-портал Министерства Сельского хозяйства Российской федерации
Все права защищены

Схема проезда
©2002-2017